Игорь Бекшаев — Почему Церковь не прославляет святость общины?

  

Сегодня, 31 марта, Лазарева суббота. Воспоминание исцеление Христом своего друга. Событие описано в 11 главе Евангелия от Иоанна.

Иисус понимал, что дни Его на земле подходят к концу. Накануне Ему уже пришлось довольно срочно покинуть Иерусалим из-за того, что распри с иудеями достигли такого накала, что Его стали обвинять уже в богохульстве и пытались учинить религиозный самосуд — закидать камнями. В тот раз, как сказано, «Он уклонился от рук их, и пошел опять за Иордан». Вдали от столицы Его и застало известие, что друг Лазарь болен. Известие пришло от давних знакомых Христа, сестер больного — Марии и Марфы. Иисус понял, что Его друг при смерти, вот-вот умрет, и спустя два дня принял решение возвращаться. Последнее недавнее пребывание в Иерусалиме было настолько опасным и свежо в памяти, что ученики принялись отговаривать Его от этого путешествия: «Равви! давно ли Иудеи искали побить Тебя камнями, и Ты опять идешь туда?». Пришлось рассказать ученикам, что Лазарь умер.

Обращает внимание вот что. Христос не сразу сказал прямо о смерти, а выразился следующим образом: «Лазарь, друг наш, уснул; но Я иду разбудить его», на что апостолы вполне резонно отреагировали: «Господи! если уснул, то выздоровеет». Это говорит о понимании высокой степени опасности, которую они ожидали от возможной встречи с религиозными фанатиками, что даже готовы были оставить близкого своего друга «уснувшим», то есть в болезни: заболел — выздоровеет. С другой стороны здесь довольно отчетливо прослеживается особенность изложения Христом Своих мыслей. Со стороны может показаться, что Он часто отвечал весьма уклончиво. Из-за этой Его манеры фундаменталисты и буквоеды превратили многие Его слова в какие-то нелепости, требуя буквального понимания каждого слова. Современники тоже не сразу могли уловить, что Его выражение мысли является образным, требует от слышащего способности понять реализацию слов, их конечное, сокровенное значение.

«Уснул» — значит можно разбудить. Идем будить. «Иисус говорил о смерти его, а они думали, что Он говорит о сне обыкновенном». Поняв наконец, что Лазарь умер, не все апостолы согласились, что это является достаточной причиной для возвращения: «Фома, иначе называемый Близнец, сказал ученикам: пойдем и мы умрем с ним». Что же, нам теперь всем умереть, пойдя туда? Позже, когда Христа убивали, над Ним потешались такими словами: «Других спасал, а Себя не может спасти». И да, Иисус действительно ничего не делал для Себя. Лечил, воскрешал, утешал — все ради других. Однако в последние Свои дни немного сделал и для Себя — воскресил Своего друга. Исцеляя кого-то, возвращая к жизни, Он мог видеть реакцию той неподдельной радости и счастья, которую вызывали Его действия.

Но прежде люди испытывали безутешное горе и отчаяние от возможной и безвозвратной потери своих близких. В лице Лазаря Иисус, как можно понять из Евангелия, впервые терял по-настоящему близкого человека. Испытал то же самое горе, которое испытывают люди, теряя своих близких. «Восскорбел духом, возмутился, прослезился», — такими словами описаны испытанные Им чувства. Живя на земле, Христос понимал, что не может, не способен физически в одиночку устранить несправедливость во всем мире, залечить все раны. Но Он обучал своих учеников тому, как это следует делать. Не одних учеников, но и тех, кому Он помогал, Иисус обучал тому, что их вера способна творить чудеса. Он даже настаивал, порою, что это не Он сделал так, что больной выздоровел. Это вера близких сотворила чудо.

В случае с болезнью и смертью Лазаря Христос оказался в положении тех людей, которые умоляли Его о помощи и помощь которым Он оказывал. Не ради демонстрационных целей, а как тоже пострадавший от несправедливости, горя, которые несет за собой нелепая смерть молодых еще людей, устранил эту несправедливость тем способом, который был Ему доступен. Для Себя — тоже. Для невозможности для Себя мириться с такой несправедливостью. Этот способ доступен далеко не каждому, да почти и не доступен людям. Христос не обучал этому «способу». Не учил, как надо делать, учил тому, что надо делать Его ученикам и вообще всем людям. Это «что» — проявлять заботу друг о друге. И не только, когда зло случилось, несправедливость мироустройства явила себя «во всей красе» — тут человек почти бессилен «вернуть все вспять».

Гораздо важнее, чтобы забота о всеобщем благополучии, здоровье, развитости, безопасности, жизненных интересах людей стала заботой каждого. Одиночку все равно изловят и распнут, надо чтобы человеческие отношения стали нормой. Христианская церковь, надо признать, очень «своеобразно» поняла эту задачу и почти не освоила в своих практиках. Заметим, что празднования святых за редким исключением — это дни памяти в прямом смысле одиночек. Которые лечили прикосновением, плавали через реку зачем-то на крокодилах по своим делам, при отходе из мира истекли благоуханным миром. Есть ли хоть празднования того, что какая-то община вся явила святость? Трудно найти. Со стороны глядя, все по своим углам разбежались. Словно Церковь, даже не она, а именно какие-то отдельные люди в ней, экспериментировали с подражанием Христу.

И прославляла Церковь тех, у кого более менее получалось. Или считалось, что получалось. Да и требования, если можно так назвать, Церковь предъявляет к человеку такое, что он должен «обожиться», приложив старание для этого дела. Почти полное отсутствие поставленных задач ко всем вместе. В лучшем случае десятина (буквально уже только у протестантов) на поддержание, ремонт и прочее. А так… Просто «ходить». Вот и все «общее дело». Ходить, стоять, слушать.

«Мария же, придя туда, где был Иисус, и увидев Его, пала к ногам Его и сказала Ему: Господи! если бы Ты был здесь, не умер бы брат мой. Иисус, когда увидел ее плачущую и пришедших с нею Иудеев плачущих, Сам восскорбел духом и возмутился и сказал: где вы положили его? Говорят Ему: Господи! пойди и посмотри. Иисус прослезился», — говорится в Евангелии. «Если бы Ты был здесь, не умер бы брат мой» — в этом есть некий скрытый упрек сестры покойного к Иисусу, Который был вынужден в это время скрываться. Но Христос был способен ответить на упрек и вернуть брата сестрам. А нынешние христиане? Убаюкивают себя сказками о том, что если бы они не молились по своим углам, то в мире было бы еще хуже, что мир на их молитвах держится? Христос же учил, что только собравшись вместе можно все исправить. Иначе никак.

Игорь Бекшаев

Источник: regnum.ru

Добавить комментарий